Обзор практики рассмотрения Арбитражным судом Ямало-Ненецкого автономного округа дел, связанных с применением законодательства о государственных закупках

                                                                                  УТВЕРЖДЕН:

                                                                                  Постановлением Президиума

                                                                                  Арбитражного суда Ямало-

                                                                                  Ненецкого автономного округа

                                                                                  «  16  »  июня  2010 г. № 5

 

 

Обзор практики рассмотрения

Арбитражным судом Ямало-Ненецкого автономного округа дел, связанных с применением законодательства о государственных закупках.

 

            При проведении обзора проанализированы судебные акты по делам, связанным с применением Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», рассмотренным в 2008, 2009 годах.

 

            1. Доверенность, подписанная генеральным директором общества, является документом, подтверждающим полномочия представителя действовать от имени общества.

            Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Департаменту государственного заказа и торговли и Департаменту здравоохранения о признании недействительным аукциона на право заключения государственного контракта на поставку лекарств и расходных материалов и о признании недействительными государственных контрактов, заключенных по итогам аукциона с третьими лицами.

Судом установлено, что по результатам рассмотрения заявок на участие в конкурсе истцу было отказано в допуске к участию в аукционе по заявленным лотам. Основанием для отказа послужило не представление истцом определённого подпунктом «в» пункта 18.1 части III «Информационной карты» и п. 1 ч. 1 ст. 12 ФЗ № 94 документа, подтверждающего полномочия лица действовать от имени участника размещения заказа.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из следующего.

К заявкам истца на участие в открытых аукционах была приложена доверенность, подписанная генеральным директором общества М., согласно которой участник размещения заказа - общество, доверило С. представлять интересы общества на аукционах.

Конкурсная комиссия, отказывая истцу в допуске к участию в аукционе, необоснованно сослалась на отсутствие у истца документа, подтверждающего полномочия С. действовать от имени общества. Таким документом является доверенность, которая была предоставлена конкурсной комиссии вместе с заявками на участие в аукционе.

Таким образом, истцу неправомерно отказано в допуске к участию в аукционе по причине непредставления документа, подтверждающего полномочия лица на осуществление действий от имени участника размещения заказа.

Между тем, суд не нашел оснований для признания недействительными аукциона на право заключения государственного контракта на поставку лекарств и расходных материалов, о признании недействительными государственных контрактов, заключенных по итогам аукциона с третьими лицами.

Согласно ст. 57 от 21.07.2005 № 94-ФЗ любой участник размещения заказа имеет право обжаловать в судебном порядке, действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии, если такие действия (бездействие) нарушают права и законные интересы участника размещения заказа.

В силу ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

По смыслу данной нормы реализация этого права должна повлечь восстановление нарушенных прав лица, предъявляющего иск. Поэтому лицо, обращающееся с требованием о признании торгов (аукциона) недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

По настоящему делу требование о применении последствий недействительности государственных контрактов, заключенных на основании оспариваемого аукциона, истцом не заявлено.

Поэтому, в связи с отсутствием заинтересованности и нарушенных прав истца суд отклонил требование истца о признании недействительными аукциона на право заключения государственного контракта на поставку лекарств и расходных материалов и государственных контрактов, заключенных по итогам аукциона с третьими лицами.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции. (Дело № А81-1540/2008).

 

2. Протокол общего собрания участников общества об избрании директора общества является документом, подтверждающим полномочия директора без доверенности действовать от имени этого общества, представлять его интересы, совершать от имени общества сделки.

Оспариваемая заявителем Информационная карта конкурса не является ненормативным правовым актом, подлежащим обжалованию в суде.

Общество обратилось в суд с иском к Департаменту информации и общественных связей, Департаменту государственного заказа и торговли о признании незаконным подпункта «в» пункта 18.1 Информационной карты конкурсной документации о проведении открытого конкурса на право заключения государственного контракта на оказание услуг по созданию и размещению информационных материалов в центральных печатных средствах массовой информации в части требования о предоставлении в составе конкурсной заявки участника размещения заказа копии приказа об избрании руководителя, копии Устава предприятия и признании незаконным протокола рассмотрения заявок на участие в открытом конкурсе в части отказа обществу в допуске к участию в открытом конкурсе. Также общество просит обязать ответчика допустить истца к участию в открытом конкурсе и признать его участником конкурса, и обязать ответчика осуществить рассмотрение и оценку конкурсной заявки истца.

Судом установлено, что согласно протоколу рассмотрения заявок на участие в открытом конкурсе на заседании конкурсной комиссии по рассмотрению заявок на участие в открытом конкурсе было принято решение об отказе обществу в допуске к участию в открытом конкурсе в связи с несоответствием требованиям и условиям, установленным к конкурсной документации, а именно непредставлением определенных подпунктом «В» п. 18.1 части III информационной карты, п.1 ч. 1 ст. 12 Закона документа, подтверждающего полномочия лица на осуществление действий от имени участника размещения заказа.

Рассмотрев представленные в дело документы, суд посчитал, что обществу было неправомерно отказано в допуске к участию в конкурсе.

Согласно ст. 40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» представленный в составе конкурсной документации протокол общего собрания участников общества об избрании Т. директором общества является документом, подтверждающим полномочия Т. без доверенности действовать от имени этого общества, представлять его интересы, совершать от имени общества сделки.

Поскольку протокол общего собрания участников общества был представлен конкурсной комиссии в составе конкурсной документации, заключение конкурсной комиссии о непредоставлении истцом документов, подтверждающих полномочия лиц на осуществление действий от имени участника размещения заказа является неправомерным.

В силу этого, отказ конкурсной комиссии в допуске к участию в конкурсе общества по причине непредоставления последним документа, подтверждающего полномочия лица на осуществление действий от имени участника размещения заказа, является незаконным.

Судом сделан вывод о том, что оспариваемая заявителем Информационная карта конкурса не является ненормативным правовым актом, подлежащим обжалованию в суде.

Поскольку в данном случае отсутствует предмет судебного рассмотрения– ненормативный правовой акт, суд отказал обществу в удовлетворении его заявления в соответствующей части.

Также заявитель просил обязать ответчика допустить его к участию в открытом конкурсе и признать его участником конкурса, и обязать ответчика осуществить рассмотрение и оценку его конкурсной заявки.

Суд отказал заявителю в удовлетворении перечисленных требований, поскольку конкурс на право заключения государственного контракта на оказание услуг по созданию и размещению информационных материалов в центральных печатных средствах массовой информации завершен, восстановление заявителя в правах участника прошедшего конкурса невозможно. В данном случае заявитель избрал ненадлежащий способ защиты своих нарушенных прав.

Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено в силе. Суд кассационной инстанции указал, что правовые выводы судебными инстанциями сделаны на основе оценки материалов и обтоятельств дела и с учетом норм действующего законодательства. (Дело № А81-2687/2008).

 

3. По судебным спорам о признании недействительными итогов конкурса предметом спора могут выступать те обстоятельства, которые касаются соблюдения формальных правил процедуры конкурса, но не вопросы, связанные с существом решения, принятого конкурсной комиссией по оценке и сопоставлении конкурсных заявок при определении победителей конкурса.

Общество обратилось в суд с иском к Администрации МО, Управлению социальной защиты населения МО о признании недействительным открытого конкурса на право заключения муниципального контракта на оказание услуг по организации летнего отдыха детей в оздоровительных лагерях (о признании размещения заказа недействительным).

Судом установлено, что согласно протоколу заседания единой комиссии по вопросу исправления технической ошибки, допущенной при суммировании баллов по строке «качество услуг» при оценке и сопоставлении заявок на участие в конкурсе на основании результатов оценки и сопоставления заявок на участие в конкурсе по мере уменьшения степени выгодности предложенных условий исполнения контракта принято решение о присвоении заявкам участников порядковых номеров. Заявке истца присвоен номер «2», номер «1» присвоен заявке общества. Суммарный балл по заявке общества составил 88,69 баллов, по заявке истца – 88,60 баллов.

Не согласившись с решением единой комиссии по определению победителя конкурса, истец обратился в суд с иском.

Истец считает, что при проведении конкурса были нарушены ст. ст. 9, 12, 25, 27 и 28 ФЗ № 94.

Эти нарушения выразились в допуске к участию в конкурсе лица, представившего недостоверные сведения об условиях проживания детей в месте отдыха, лица, подавшего на конкурс заявку, не соответствующую конкурсной документации, поскольку предложенные обществом условия проживания отличались от качественных требований к условиям проживания детей, изложенных в конкурсной документации (техническом задании). Истец указывает на противоречащее требованиям конкурсной документации суммирование баллов конкурсной комиссией и неправомерное исключение комиссией документов из рассмотрения. По сути, истец оспаривает начисление ему неценовых баллов членами конкурсной комиссии при рассмотрении неценовых критериев качества услуг и квалификации участника размещения заказа.

Судом сделан вывод о том, что из документации, представленной Администрацией МО, порядок оценки и сопоставления заявок конкурсной комиссией был соблюдён. Члены конкурсной комиссии оценили заявки всех участников конкурса, в том числе истца и общества, проставив соответствующие баллы по каждому критерию (подкритерию).

При этом, по мнению суда, при рассмотрении заявки истца членами конкурсной комиссии были недооценены представленные истцом предложения по организации отдыха детей, в результате чего произошло снижение итоговой суммы баллов, которую набрал истец.

Однако, суд первой инстанции указал, что по судебным спорам о признании недействительными итогов конкурса предметом спора могут выступать те обстоятельства, которые касаются соблюдения формальных правил процедуры конкурса, но не вопросы, связанные с существом решения, принятого конкурсной комиссией по оценке и сопоставлении конкурсных заявок при определении победителей конкурса. Подобные вопросы входят в компетенцию специально создаваемого и уполномоченного на это органа – конкурсной комиссии. Переоценка выводов членов конкурсной комиссии о начислении баллов за тот или иной критерий оценки при определении победителя конкурса означала бы переложение функций конкурсной комиссии на судебные органы, что является недопустимым.

Суд не усмотрел в действиях ответчиков нарушений установленных законом правил проведения торгов на право размещения муниципального заказа, в связи с чем, истцу отказано в удовлетворении иска.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено в силе. Доводы суда первой инстанции признаны обоснованными. (Дело № А81-2709/2008).

 

4. Цена контракта по размещению заказа на оказание услуг по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, предложенная участниками конкурса, состоящая из страховых премий, может быть разной.

Общество обратилось в суд с иском к Департаменту госзаказа и торговли, Управлению внутренних дел о признании недействительным открытого конкурса на право заключения государственного контракта по размещению заказа на оказание услуг по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Судом установлено, что согласно протоколу оценки и сопоставления заявок на участие в открытом конкурсе заявке истца присвоен четвертый номер.

Не согласившись с результатами конкурса, истец обратился в суд. В обоснование своих требований указывает, что участники конкурса умышленно занижали предлагаемую цену контракта. Кроме того, по мнению истца, заказчиком проведения конкурса не были представлены регистрационные документы транспортных средств, что привело к неоднозначному применению страховых тарифов.

Отказывая в удовлетворении иска, суд признал требования истца необоснованными и недоказанными.

Судом сделаны выводы о том, что исходя из специфики правоотношений ОСАГО, услуги по продаже полиса не могут быть оказаны любому лицу. Любой полис изготавливается и является индивидуальным. Аналогично индивидуально рассчитывается страховая премия применительно к каждому страхователю и к каждому транспортному средству с учетом его назначения и прочих, предусмотренных Законом условий (ст. 15 Закона об ОСАГО). Исходя из статей 8, 9, 15 Закона об ОСАГО, цена не может быть ниже применяемых базовых тарифных ставок и коэффициентов, утвержденных в установленном порядке Постановлениями Правительства Российской Федерации.

Действующее законодательство устанавливает ограничения минимального и максимального размеров страховой премии, в пределах которых по договору обязательного страхования страховые премии в отношении одного и того же транспортного средства у разных страховщиков могут различаться.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено в силе. Суд апелляционной инстанции указал, что истец, ссылаясь на необоснованность расчетов других лиц, никак не подтвердил свои доводы. Достоверность и объективность своего расчета цены услуг также никак не доказал и не обосновал. Победителем конкурса правомерно признан участник, предложивший наименьшую стоимость своих услуг. Несоблюдения требований закона при сопоставлении и оценке заявок участников конкурсной комиссией не допущено. (Дело № А81-2012/2009).

 

5. Требование о наличии лицензии для осуществления какой-либо деятельности устанавливаются федеральным законодательством и не могут расцениваться как нарушение конкуренции.

Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) обратилось в суд с иском о признании размещения муниципального заказа на поставку лекарственных средств для нужд муниципального заказчика, осуществленного путем проведения торгов в форме открытого аукциона, недействительным.

Судом установлено, что Комиссией по контролю в сфере размещения заказов УФАС была рассмотрена жалоба общества на действия муниципального заказчика и уполномоченного органа по проведению открытого аукциона на поставку лекарственных средств.

По результатам проверки было установлено, что муниципальным заказчиком при формировании заявки было допущено нарушение ст.17 Закона РФ «О защите конкуренции», а именно, в нарушение указанной статьи муниципальным заказчиком в перечень необходимых к поставке лекарственных средств были включены как лекарственные средства, для реализации которых необходима только лицензия на фармацевтическую деятельность, так и лекарственные средства, для реализации которых необходимы лицензии на фармацевтическую деятельность, связанную с реализацией сильнодействующих и ядовитых лекарственных средств ПККН, с оборотом наркотических и психотропных веществ.

По мнению УФАС, включение муниципальным заказчиком в один лот сильнодействующих и наркотических лекарственных средств, а также остальных лекарственных средств, привело к ограничению конкуренции между потенциальными участниками размещения заказа, т.к. лицензией на фармацевтическую деятельность обладает широкий круг предпринимателей, осуществляющих реализацию лекарственных средств, в то время как лицензиями на фармацевтическую деятельность, связанную с реализацией сильнодействующих и ядовитых лекарственных средств ПККН, с оборотом наркотических и психотропных веществ, обладает ограниченный круг хозяйствующих субъектов.

Отказывая в удовлетворении иска, суд нашел необоснованными доводы УФАС о нарушении ответчиком требований статьи 17 Закона РФ «О защите конкуренции» в части включения в один лот продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых является предметом торгов.

В соответствии с требованиями статьи 4 Закона РФ «О лекарственных средствах», к лекарственным средствам относятся вещества, применяемые для профилактики, диагностики, лечения болезни, предотвращения беременности, получаемые из крови, плазмы крови, а также органов, тканей человека или животного, растений, минералов, методами синтеза или с применением биологических технологий. К лекарственным средствам относятся так же вещества растительного, животного или синтетического происхождения, обладающие фармакологической активностью и предназначенные для производства и изготовления лекарственных средств (фармацевтические субстанции).

            Все препараты, включенные муниципальным заказчиком в один лот, относятся к лекарственным средствам. Истец не привел ни одного нормативного акта, позволяющего с точностью установить, что лекарственные средства, на реализацию которых необходима лицензия на фармакологическую деятельность, связанную с реализацией сильнодействующих и ядовитых лекарственных веществ, технологически и функционально не связаны с другими лекарственными средствами, которые являлись предметом аукциона.

Требование о наличии лицензии для осуществления какой-либо деятельности устанавливаются федеральным законодательством и не могут расцениваться как нарушение конкуренции.

При таких обстоятельствах требование иска о признании размещения муниципального заказа на поставку лекарственных средств для нужд муниципального заказчика, осуществленного путем проведения торгов в форме открытого аукциона, недействительным удовлетворению не подлежит. (Дело № А81-657/2008).

 

6. В муниципальном контракте на выполнение ремонтных работ по капитальному ремонту должно быть достигнуто условие о сроках начала и окончания выполнения работ.

Муниципальное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании неустойки за задержку исполнения работ по муниципальному контракту.

Общество предъявило встречный иск к муниципальному учреждению о внесении изменений в п.1.3. муниципального контракта в части изменения срока окончания выполнения работ.

Определением суда иск оставлен без рассмотрения по п.2 ч.1 ст.148 АПК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции определение суда об оставлении иска без рассмотрения отменено. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

После повторного рассмотрения дела судом первой инстанции отказано в удовлетворении первоначального и встречного исков.

Судом был сделан вывод о том, что муниципальный контракт по своей природе является договором подряда. В силу ст.ст.708, 740 ГК РФ условие о сроках выполнения работ является существенным для договора данного вида. Поскольку в контракте стороны не согласовали начальный срок выполнения работ, он является незаключенным и, как следствие, муниципальным учреждением неправомерно заявлено требование о взыскании с контрагента договорной неустойки.

По этому же основанию отказано в удовлетворении встречного иска.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено в силе. (Дело № А81-1798/2008).

 

7. Переход прав и обязанностей государственного заказчика к иному лицу путем внесения изменений в государственный контракт Законом № 94-ФЗ не предусмотрен.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Управлению государственной противопожарной службы (далее - Управление) и государственному учреждению «Пожарная часть государственной противопожарной части» (далее – Учреждение) о взыскании стоимости выполненных работ по государственному контракту.

Управление предъявило встречный иск к обществу о признании недействительным пункта 8 протокола разногласий к государственному контракту на капитальный ремонт зданий пожарной части и не подлежащим применению, и о внесении изменений в государственный контракт.

Решением суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, заявленные встречные исковые требования удовлетворил частично, исходя из следующего.

В пункте 8 протокола разногласий к государственному контракту было указано, что слово «заказчик» по тексту государственного контракта заменяется словом «плательщик». «Плательщиком» по государственному контракту является государственное учреждение.

Исходя из буквального толкования текста пункта 8 протокола разногласий, права и обязанности государственного заказчика по контракту в полном объеме перешли к государственному учреждению. Такая передача прав и обязанностей не отвечает требованиям закона.

Отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнением работ, оказанием услуг для государственных и муниципальных нужд, регулируются Федеральным законом от 21.07.2005 года № 94-ФЗ.

Согласно ст. 4 Закона № 94-ФЗ (в редакции, действовавшей на день опубликования извещения о конкурсе) государственными заказчиками и муниципальными заказчиками могут выступать соответственно органы государственной власти Российской Федерации или органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, а также уполномоченные указанными органами государственной власти или органами местного самоуправления на размещение заказов получатели бюджетных средств при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг за счет бюджетных средств.

 Постановлением Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа от 09.02.2007 года № 56-А «Об утверждении перечня государственных заказчиков государственного заказа на покупку товара, производство работ, оказание услуг для государственных нужд Ямало-Ненецкого автономного округа на 2007 год» в перечень государственных заказчиков было внесено ГУ «Управление государственной противопожарной  службы Ямало-Ненецкого автономного округа».  Оно согласно конкурсной документации выступало в качестве окружного государственного заказчика на выполнение работ по капитальному ремонту здания пожарной части.

Переход прав и обязанностей государственного заказчика к иному лицу путем внесения изменений в государственный контракт Законом № 94-ФЗ не предусмотрен. Пункт 8 протокола разногласий противоречит требованиям закона и является ничтожным в соответствии со ст. 168 ГК РФ.

Отказывая во внесении изменений в государственный контракт, суд указал, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора. (Дело № А81-989/2008).

 

8. Без признания проведенного конкурса недействительным заключенный по его результатам договор не может быть признан недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка проведения конкурса.

Общество обратилось в суд с иском к Государственному учреждению о признании недействительным государственного контракта на поставку, заключенного ответчиком с третьим лицом, и применении последствий недействительности сделки.

Основанием предъявления иска послужил тот факт, что, по мнению истца, государственный контракт был заключен с нарушением п. 5 ст. 60 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственный и муниципальных нужд» № 94-ФЗ.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что в дело не представлены доказательства того, что ответчик нарушил требования п. 5 ст. 60 Закона, в котором установлено, что заказчик не вправе заключить государственный или муниципальный контракт до рассмотрения жалобы на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии органами, указанными в части 1 статьи 60, поскольку не доказано, что он знал о том, что истцом была подана жалоба на действия конкурсной комиссии и что антимонопольным органом принято решение  о приостановлении размещения заказа. 

Государственный контракт сторонами не исполнялся до рассмотрения жалобы истца. По результатам рассмотрения жалобы ответчику было направлено предписание о принятии мер по недопущению в будущем установленных при рассмотрении жалобы нарушений законодательства о размещении заказов.

В п. 6 ст. 60 Закона установлено, что государственный или муниципальный контракт не может быть заключен до момента исполнения выданных в соответствии с частью 9 статьи 17 настоящего Федерального закона предписаний об устранении нарушений законодательства о размещении заказов. Поскольку в предписании, выданном антимонопольным органом, не содержалось требований об устранении конкретных нарушений, а только  предлагалось не допускать нарушения в будущем, то действия ответчика, приступившего к исполнению государственного контракта, не противоречат закону.

 

Судом не выявлены нарушения ответчиком законодательства о размещении заказов при заключении государственного контракта.  Оснований для признания его ничтожной сделкой нет. (Дело № А81-240/2008).

 

9. Не обладая специальными познаниями и признавая товар неэквивалентным, суд не указал каким конкретным требованиям стандартов, а также каким потребительским свойствам не соответствовал товар, предложенный обществом, в связи с чем, вынес незаконный судебный акт, подлежащий отмене.

Истец обратился в суд с иском к Управлению организации муниципальных закупок о признании действий по допуску общества к участию в аукционе незаконными, о признании торгов на право заключения муниципального контракта на поставку препаратов крови, расходных материалов и прочих изделий медицинского назначения недействительными, о признании размещения муниципального заказа недействительным.

До принятия решения истец в порядке статьи 49 АПК РФ уточнил исковые требования и просил признать незаконными действия Единой комиссии администрации муниципального образования по допуску общества к участию в аукционе.

Решением суда первой инстанции производство по делу в части требований о признании недействительными торгов на право заключения муниципального контракта на поставку препаратов крови, расходных материалов и прочих изделий медицинского назначения и о признании недействительным размещения муниципального заказа прекращено в связи с отказом истца от иска. В удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий Единой комиссии администрации муниципального образования по допуску общества к участию в аукционе отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, исковые требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции посчитал постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно протоколу рассмотрения заявок на участие в открытом аукционе к участию в аукционе были допущены истец и общество. Общество в ходе проведения аукциона предложило последнюю меньшую цену и было признано победителем торгов.

По результатам аукциона был заключен муниципальный контракт на поставку товаров (перчатки медицинские) с обществом. Контракт исполнен.

Истец, указывая, что Единой комиссией были нарушены положения Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 94-ФЗ) в части допуска участника размещения заказа общества к участию в открытом аукционе, поскольку его заявка не соответствовала документации об аукционе, обратился в суд с настоящими исковыми требованиями.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, оценив совокупность представленных доказательств, исходил из того, что принятое Единой комиссией решение о допуске общества к участию в аукционе не нарушило права или законные интересы истца, так как он был допущен к участию в аукционе, был признан его участником и обладал всеми правами, предоставленными участнику аукциона. Указал, что истцом не представлены доказательства того, что общество имело преимущество в связи с тем, что предложенный им товар имел меньшую себестоимость, так как не соответствовал заявленным требованиям.

Апелляционная инстанция, отменяя решения и удовлетворяя исковые требования, давая оценку предложенному товару общества и товару, указанному в аукционной документации, пришла к выводу о том, что предложенный товар явно не соответствует указанному в аукционной документации, в силу чего не является эквивалентом. В этой связи указала, что допуск к участию общества нарушает права истца как участника этого аукциона, предложившего товар, соответствующий условиям аукциона по всем требованиям конкурсной документации.

Вместе с тем, выводы суда апелляционной инстанции нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела, так как, не обладая специальными познаниями и признавая товар неэквивалентным, суд не указал каким конкретным требованиям стандартов, а также каким потребительским свойствам не соответствовал товар, предложенный обществом.

Напротив, Единой комиссией, с учетом требований действующего Государственного стандарта СССР (ГОСТ 3-88) "Перчатки хирургические резиновые", национального стандарта Российской Федерации (ГОСТ Р 52239-2004 (ИСО 11193-1:2002) "Перчатки медицинские диагностические одноразовые", был произведен анализ товара предложенного обществом, и по 24 позициям из 32 предложенных эквивалентов производства Германии установлено их соответствие характеристикам, указанным в техническом задании.

В связи с чем, суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции (Дело № А81-2767/2009).

 

Обзор практики рассмотрения Арбитражным судом Ямало-Ненецкого автономного округа дел, связанных с применением законодательства о

Сервис временно не доступен