Новости

20.10.2017

О продлении срока приема документов для участия в конкурсе на замещение вакантной должности, включение в кадровый резерв

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа объявляет о продлении срока приёма документов от претендентов, желающих принять участие в конкурсе на замещение вакантной должности, включение в кадровый резерв федеральной государственной гражданской службы  Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа объявленного 03 октября 2017 года (приказ от 03.10.2017 № 70-2017/ПР-ПОД-ВНД-КАД02)  до 17.00 ч. 30 октября 2017 года.

13.10.2017

13 октября 2017 года состоялось заседание президиума суда.

13 октября 2017 года состоялось заседание президиума суда. Постановлением № 6-2017/П-ПРЕЗ-ПОД-ВНД-СП062 президиум постановил временно установить категорию споров по аренде, связанную с применением законодательства по аренде земли, судьям гражданского состава с 16 октября 2017 года, а также - отменить специализацию споров по рассмотрению исковых заявлений (заявлений) у судей гражданского и административного судебных составов с 16 октября 2017 года. 

Преимущества мирового соглашения

Согласно ст. 138 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) Арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора. Стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или используя другие примирительные процедуры, если это не противоречит федеральному закону.

Мировое соглашение имеет некоторые признаки, присущие судебному решению. Оно так же, как и последнее, прекращает спор, причем прекращают его сами стороны на взаимоприемлемых для них условиях.

В мировом соглашении стороны подтверждают наличие или отсутствие материального правоотношения, определяют взаимные права и обязанности. Судебное решение – это волевой акт органа правосудия, так как содержит волеизъявление специально созданного для разрешения споров органа государственной власти и обеспечено возможностью принудительного исполнения.

Мировое соглашение это  волевой акт сторон по урегулированию спора. Оно также может быть принудительного реализовано в случае добровольного неисполнения.

Как решение суда, так и мировое соглашение возможно при условии соблюдения следующих требований: они не должны противоречить законам и нарушать права и законные интересы других лиц. Но в судебном решении, кроме того, должны быть защищены права и интересы всех лиц, участвующих в деле. Процедура вынесения судебного решения предусмотрена АПК РФ, порядка заключения мирового соглашения закон не предусматривает. Вынесение судебного решения и решение вопроса об утверждении мирового соглашения осуществляется в совещательной комнате.

Судебное решение излагается в определенной законом последовательности (ст. 170 АПК РФ). К изложению мирового соглашения закон таких требований не предъявляет. Но на определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу распространяются требования о наличии определенных реквизитов и формы (в частности, п. 7 ст. 141 АПК РФ).

Решение суда вступает в силу с момента, указанного в законе (ст. 180 АПК РФ), а мировое соглашение – с момента утверждения судом. Определение об утверждении мирового соглашения вступает в законную силу немедленно.

В арбитражном процессе существует принцип диспозитивности. Руководствуясь принципом диспозитивности, стороны свободны самостоятельно определять формы и способы защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса, предмет судебного рассмотрения, а также судьбу предмета спора и судьбу процесса. Действие указанного принципа распространяется на допроцессуальные и процессуальные отношения сторон.

Девиз полководца Суворова: «Главное – ввязаться в бой, а там разберёмся» во многих случаях в арбитражном процессе неприменим. Как показывает практика, чем тщательнее спланирована атака (подготовка стороны к процессу), тем она успешнее в суде. Кроме того, подход «подадим иск – пусть суд решит» или в таком же духе «оставляю на усмотрение суда» не всегда правильная методология. Необходимо на протяжении всего процесса держать узду в своих руках и при определенных обстоятельствах вовремя пользоваться своими правами ст. 49 АПК и др. Только в этом случае защита нарушенного права или охраняемого законом интереса будет эффективной.

Общепризнано, что мировое соглашение имеет некоторые преимущества перед судебным решением. Р.Е. Гукасян приводит следующие доводы в пользу мировых соглашений:

  • «Во-первых, заключение мирового соглашение дает суду большие возможности в оказании воспитательного воздействия на участников спора, чем судебное решение;
  • во-вторых, судебные споры во многих случаях вызываются незнанием сторонами законодательства. Разъяснение сторонам законодательства может служить основанием для заключения мировых соглашений;
  • в-третьих, мировые соглашения очень часто становятся первым шагом к окончательному примирению сторон, в то время как судебное решение нередко увеличивает пропасть между спорящими сторонами;
  • в-четвертых,  заключение мировых соглашений экономит время и средства суда и сторон;
  • в-пятых, создается реальная возможность добровольного исполнения обязанности должником».

Так, количество выданных исполнительных листов за 3 квартала 2008 г. в Арбитражном суде Свердловской области по делам, прекращенным производством в связи с утверждением мирового соглашения, составило – 178, что представляет 21,3% от общего числа дел, оконченных миром за этот период.

К этому можно добавить то, что спор разрешается таким образом, что результат устраивает всех. В практике Арбитражного суда Свердловской области за 3 квартала 2008г. имеется только один случай обжалования определений о прекращении производства по делу в связи с заключением мирового соглашения. Достижение мирового соглашения желательно не только для судьбы конкретного дела, но и всех других, т.к. при этом разгружается суд – у него остается больше времени для постановления обоснованного и законного решения там, где это действительно необходимо – где мировое соглашение не могло или уже не может быть заключено.

Кроме того, по справедливому замечанию М.К. Юкова, «любое примирение не выносит на обозрение широкой общественности взаимоотношения сторон. Таким образом, сохраняются корпоративные секреты, коммерческая тайна. Суд же, как известно, дело публичное. Каждый может присутствовать в судебном заседании и получать конфиденциальную информацию»

Спор урегулируется самими спорящими сторонами, что налагает на них соответствующие обязанности и ответственность.

А.Г. Давтян приводит справедливое указание немецких ученых Баура и Грунского: «Заключение мировой сделки имеет и психологический аспект, который заключается в том, что по решению суда (при утверждении мирового соглашения – автор) победителей и побежденных нет, в частности, это обстоятельство становится более ясным, когда стороны, например, являются соседями, членами одного общества или семьи, т.е. должны жить дальше совместной жизнью»[4]. Таким образом, семейные конфликты, корпоративные споры, споры собственников объектов в многоквартирных домах, споры владельцев соседних земельных участков предпочтительнее урегулировать мировым соглашением.  

С вышесказанным перекликается замечание политолога-правоведа М.Шапиро: «Кажется, что всякий раз, когда два человека вступают в конфликт, который они не могут самостоятельно решить, единственное решение, обращающееся к здравому смыслу, состоит в том, чтобы призвать третьего для помощи в достижении решения… Такое универсальное простое социальное изобретение триады мы можем увидеть независимо от времени и места, не найдется общества, не использующего его… Триаде, однако, сопутствует основная неустойчивость, парадокс, или диалектика, которые и составляют большую долю научных споров по природе судов и политических трудностей, с которыми суды сталкиваются в реальном мире. Когда две стороны спора находят третьего, социальная логика устройства суда является выдающейся. Мгновение спустя, когда этот третий выносит решение в пользу одного из этих двух участников спора, изменение происходит от триады до структуры, которая воспринимается проигравшим как два против одного. Проигравший не видит никакой пользы от социальной логики два против одного. Налицо только грубый факт того, что он превзойден численностью. Поэтому существенная часть всей деятельности судов во всех обществах может быть проанализирована как попытки препятствовать триаде разломать структуру на «два против одного»»

Таким образом, при исследовании мирового соглашения, как способа окончания дела, неизбежно встает вопрос о его преимуществах и недостатках перед судебным решением. По нашему мнению, в отношении сторон не может быть категоричного ответа: одно лучше, а другое хуже. При определенных обстоятельствах мировое соглашение имеет преимущества перед судебным решением, и наоборот.

Еще в 50-е годы прошлого столетия Гайнц Пюшель справедливо указывал: «Все конкретные ситуации, при которых заключение мирового соглашения предпочтительнее, чем вынесение судебного решения, в обобщенном виде можно охарактеризовать следующим образом: когда имеются трудности фактического порядка для вынесения решения или же трудности, связанные с исполнением будущего решения».

Действительно нередки случаи, когда в деле имеется недостаточно доказательств для удовлетворения иска: когда ни одна из сторон не может доказать те обстоятельства, на которые ссылается. Однако перечень таких ситуаций, при которых заключение мирового соглашения предпочтительнее, чем вынесение судебного решения, нам видится шире.

Во-первых, встречаются ситуации, когда стороны не желают разобраться в существе спора в досудебном порядке (нежелание одной из сторон) и поэтому обращаются за судебной защитой. Получив в установленном процессуальном порядке документы, обосновывающие позицию другой стороны, каждая из них видит существо спора, перспективность мира и бесперспективность тяжбы. На основании полученных документов начинается переговорный процесс (в приведенном примере противоположная сторона осознает неизбежность нежелательного судебного решения при неэффективности способов влияния на контрагента).

Во-вторых, в некоторых случаях сторона неправильно истолковывает правовую норму. Причиной может быть отсутствие специального образования, неоднозначность законодательной формулировки, логическая ошибка и т.д. После возбуждения производства по делу выясняется неправильное толкование (обращение к специализирующемуся в определенной сфере или просто более опытному юристу, изучение судебной практики и подзаконных актов, проверка логических выводов и т.д.).

В-третьих, возможен и такой вариант, когда после возбуждения дела или в самом судебном заседании одна из сторон или обе одновременно начинают понимать, что доказательств, обосновывающих правовую позицию, недостаточно и имеются риски отрицательного результата (отсутствие или утрата доказательств, невозможность их получения или восстановления и т.д.).

Невозможно теоретически предусмотреть все варианты, способные возникнуть на практике. Поэтому вопрос о конкретных рекомендациях для практических работников в области заключения мировых соглашений может показаться бесперспективным. Однако для того, чтобы мировое соглашение было выгодным, необходимо наличие нескольких условий:

  • во-первых, лицо должно иметь глубокие знания процессуального права, отрасли материального права, регулирующей правоотношения, из которых возник спор, а также знать психологию, конфликтологию; представляется, что соответствующее лицо должно быть специально обучено методике примирения;
  • во-вторых, лицо должно быть реально уполномочено на принятие решений (не только формально в доверенности, но и фактически); 
  • в-третьих, необходима достаточно нормативно урегулированная процедура;
  • в-четвертых, должен существовать механизм, стимулирующий заключение мировых соглашений.

Правовая позиция по делу является подвижной: первоначальная корректируется по ходу дела. В связи с этим, в частности, представитель постоянно должен анализировать, что выгоднее доверителю при возникновении каких-либо обстоятельств. А для того чтобы этот анализ был основанием для принятия обоснованного решения, необходимо учитывать много обстоятельств. Среди последних могут быть:

  • Наличие доказательств. Их относимость, допустимость, достоверность, достаточность.
  • Перспектива положительного решения: анализ норм материального права. Перспективу исхода судебного процесса зачастую невозможно предугадать без анализа норм соответствующей отрасли, в том числе закона, актов официального толкования. В последнее время также большинство юристов, прежде чем «выйти в процесс», изучают судебную практику по соответствующей категории дел, не смотря на то, что «де юре» таковая не является источником права.

 

Сервис временно не доступен